Истории из практики и статьи

Но на самом деле, разница между одним и другим такая, как между уроком в школе и психологической консультацией. У психолога могут быть элементы обучения ребёнка, но цели другие.

В музыкальной терапии мы работаем с диагнозом и проблемами ребёнка...

Продолжение читайте здесь!

Этот вопрос часто всплывает в общении, как с родителями, так и со специалистами. Отсутствие ясности связано с тем, что мало информированности о том, что же такое музыкальная терапия. В этом нет ничего удивительного, потому что специальность в России только зарождается. Хотя есть специалисты, которые проработали в той сфере... Продолжение

Сначала я собираю данные анамнеза у родителей, связываюсь со специалистами, провожу диагностику ребёнка. Для примера я возьму сессию, когда все это уже проведено и у нас прошло встреч 10 или больше, когда у меня достаточно данных, выстроен контакт, отношения с ребёнком стали более или менее устойчивыми. Когда ребёнок входит в кабинет, я смотрю в каком он состоянии, какое у него настроение... Продолжение


1. Есть классическая музыка, которая определённым образом воздействует на органы и системы человека.

2. Композитор пишет музыку и думает, что его творчество является музыкальной терапией.

3. Сходить на концерт Сергея Пенкина "Музыкальная терапия".

4. Определённые музыкальные инструменты воздействуют на разные органы.

Продолжение...


"... Музыкальная терапия была лучше, чем терапия "плацебо" или стандартная помощь, в отношении социального взаимодействия, невербальных и вербальных коммуникативных навыков (навыков общения), инициирующего поведения и социально-эмоциональной взаимности. Музыкальная терапия также была лучше, чем терапия "плацебо" и стандартная помощь, в области социальной адаптации, радости и качества взаимоотношений детей с родителями. Ни в одном из включенных исследований не сообщали...

Продолжение


2 занятия в одном. Как это помогает детям, имеющими сложности в развитии? Об интеграции музыкальной терапии и DIR/Floortime с детьми.

В основе всего взаимодействия лежит модель DIR, что означает движение по ступеням развития с учётом уровня развития ребёнка и его индивидуальных особенностей с помощью эмоционально заряженных отношений со взрослым. Часть сессии с ребёнком занимает Floortime - это целевая игра. Часть - музыкальная терапия. В каких-то точках они пересекаются и интегрируются друг с другом. Продолжение

Как строится эффективная работа с ребёнком?

Решила нарисовать, как строится эффективная работа с ребёнком. Только немного просчиталась. Все-таки сами сессии - это не половина, а треть, потому что реально, чтобы работать с ребёнком с аутизмом и чтобы она была эффективной, очень много времени - это анализ процесса и постоянное обучение, супервизии, общение в профессиональном сообществе, чтение литературы - все что помогает сохранять свежесть ума и чувств. А также есть еще подготовка материалов, репертуара. То есть, нужно сидеть и учить песни. И, конечно, важнейшая часть - это работа с родителями: оказать поддержку, дать обратную связь, подсказать направление в общении с ребёнком, помочь найти ракурс, в котором ребёнку легче развиваться и т.д. Это целостная работа. Это не так, что провел сессию и не помнишь, что было. Это работа всей своей чуткостью, эмоциями, душой, умом. Работа, которая затрагивает разные стороны. Этим нужно жить, дышать. Тогда она эффективна.


ЗАЧЕМ РЕБЁНКУ ДИВЕРГЕНТНОЕ МЫШЛЕНИЕ И ЧТО ЭТО ТАКОЕ?

(Пишу о секретах развития гениальности)

Эта тема меня заинтересовала меня в связи с работой с детьми с аутизмом, потому что многим из них свойственно стереотипное повторяющееся поведение. И я очень много работаю над тем, чтобы это изменить и развить их способности мыслить вариативно.

Но сейчас хочу поговорить не о детях с аутизмом, а обо всех людях. Я очень много наблюдала за поведением детей и взрослых. И что же я увидела? За ним также стоит огромное количество стереотипов, действия по инструкции и по заданному алгоритму. То есть, это те действия, которые повторяются много раз и дошли до автоматизма. Это и сложившиеся привычки и шаблоны мышления. Человек, попавший в них, оказывается в невидимой тюрьме, которую не осознает. Но эти же привычки нужны для выживания, чтобы не тратить свое время и силы на обдумывание каждого шага. Следование инструкциями и алгоритмам называется КОНВЕРГЕНТНЫМ МЫШЛЕНИЕМ и лежит в основе школьного образования. Это история про послушных детей, которые прекрасно усваивают инструкции взрослых. Это "творческие наборы", где уже ясен конечный результат. Это раскраски, где нужно заполнить цветом готовую картинку. И т.д.

Но я хочу рассказать про другой тип мышления, которое называется дивергентным. Кроме того, я считаю, что за ним будущее. Время послушных исполнителей прошло. Люди отдают эту роль машинам, способным прекрасно исполнять алгоритмы. А человечеству остаётся самое ценное, что у него есть - способность мыслить творчески. Дивергентное мышление необходимо изобретателям, предпринимателям, успешным людям, создателям проектов и всего нового, людям творческих профессий, композиторам, дизайнерам, маркетологам. Оно - свойство гениев. Если коротко сказать об этом типе мышления, то это способность мыслить вариативно, способность находить нестандартные решения.

Человек, владеющий конвергентным мышлением, следует алгоритмам, это хороший исполнитель. Человек, создающий алгоритмы, владеет дивергентным мышлением. Одна из известных задачек для развития способности мыслить вариативно выглядит просто: придумайте как можно больше способов применения кирпича. Своим детям я даю иногда такие задачки, и мы вместе ищем как можно больше способов применения какого-нибудь предмета.

Детям, с которыми я занимаюсь (не только с аутизмом, но и в норме), я помогаю развить игру, придумать новые способы игры на музыкальных инструментах, придумать вариации сюжета. И выглядит это не так: "Придумай что-нибудь или придумай другой вариант". В нашей игре совсем или почти нет инструкций. В нашей игре горящие от любопытства глаза, пылающие щеки, смех и слезы - очень много развития личности, которая раскрывается через эмоции. Дивергентное мышление включается вместе с эмоциями: "Ой, а что же делать?" или "Я не знаю, как это сделать! Помоги мне, пожалуйста!". "А куда же машинке теперь ехать?" "Ой, как здорово ты придумал!" Какая красивая музыка у тебя получилась!" Творчество включается в живых ситуациях свободы проявления себя. Оно сопровождается эмоциональным подъёмом. И оно же приносит усталость, потому что требует психических усилий.

За этим типом мышления будущее. А с другой стороны, дивергентность и конвергентность идут рука об руку: одно - это капитан, а другое матросы. Одно делает человека свободным и хозяином жизни, а другое послушным исполнителем.

Можно ли говорить без слов?

Ко мне ходит неговорящая девочка-подросток. Мы с ней занимаемся уже 2 года. Когда она ко мне пришла первый раз, это был полностью замкнутый в себе человек. Очень много времени ушло на то, чтобы она начала выходить из своего мира и проявлять интерес к совместной игре. Но так как музыка - это то, что она больше всего любит, то благодаря этому наше общение состоялось.🎹Шаг за шагом выстраивался наш диалог. И это привело к тому, что мы смогли активно разговаривать целый час: музицировать вместе, обмениваться улыбками, жестами, общаться через написанные на бумаге слова и картинки. Мне открылся целый мир неговорящего человека, который много понимает, читает книги, но испытывает трудности с тем, чтобы выразить себя. Нашим главным переговорным устройством последнее время стал барабан. Он для девочки похож на орган речи, через который проявляется её вселенная, её радость, весь её глубинный эмоциональный мир и её способность коммуницировать с миром. В эти моменты подлинного общения я думаю о том, как немного значат слова и сколько возможностей, какое богатство спрятано в невидимой части айсберга за пределами слов. 🎶На фото барабан-джембе и фрагмент нашего диалога.

Интервью с Натальей Каменевой на радио "Русский мир".

Слушайте интервью по ссылке:

https://russkiymir.ru/media/radio2/programs/all/232820/?_utl_t=vk

История работы с агрессивным мальчиком.

Одна из задач терапии - снизить уровень стресса, тревожности у ребенка с особенностями, которые очень сильно тормозят его развитие, и помочь ему расслабиться, начать доверять миру, взаимодействовать с людьми.

Все это - не волшебная таблетка, а реальность, которую я наблюдаю, общаясь со множеством детей. Доверять, любить, помогать, чувствовать - все это продвигает любого человека вперёд. А ребёнку с аутизмом это нужно ещё больше. Наблюдаю, что происходит с одним мальчиком, который ходит ко мне весь учебный год. Когда он пришёл ко мне, это был комок необузданной энергии, тревоги и агрессии, которая изливалась импульсами в самые неожиданные моменты. Мне приходилось быть постоянно начеку, чтобы что-нибудь не улетело в окно, чтобы мебель в комнате и я сама остались целыми. Мальчик был постоянно напряжен, как растянутая пружина. Сначала я стала помогать ему переводить агрессию и импульсы в приемлемое русло, используя его же идеи и принимая его самого таким, как он есть. Если агрессия изливается, значит в этом есть потребность и есть на то причины, и пока мальчик маленький, с этим легче справиться. Он отовсюду все пытался отковырять, сорвать: любые картинки, наклейки. Я придумала наклейки, которые можно ковырять. Он хотел бить по стенам, потолку, по мебели, стеклу палкой. Я придумала, как в это можно играть так, чтобы ничего не повредить. Я дала ему разрешение на выплеск энергии и запрет на повреждение вещей. Одним из таких замечальных способов стал барабан джембе, на котором можно играть так, что все вокруг дрожит. А это доставляет огромное удовольствие. Постепенно агрессия начала утихать и у него появились беседы про то, что он любит все ломать и ремонтировать. Кроме того, появилась сюжетная игра в мастера, который все чинит и в ломастера, который все ломает. Все, что мне нужно было делать, это доверять ребёнку, его потенциалу, его энергии. Я верила, что он найдёт выход. Мне только нужно было быть рядом, участвовать в его играх, помогать направлять энергию.

Вчера мы сидели на огромном подоконнике и слушали его любимую музыку, которой он вдруг решил поделиться. Это был момент совместного удовольствия от музыки и от нашего общения, момент, когда мы могли разделить наши эмоции. Мне до сих пор тепло на сердце от этого. Я смотрела на него и думала, какой же он будет взрослый? Ещё много сложностей, но он уже любит играть и справляется со своими эмоциями, у него пробудилась эмпатия, и это видно в игре, потому что игрушки вызывают не агрессию, а другое: он их кормит, укладывает спать, поёт им колыбельные. Удивительно! И я очень счастлива наблюдать результаты нашего с ним общения на протяжении года! И у него скоро школа.

И моя работа шла параллельно с постоянным контактом с мамой мальчика, что помогало нам двигаться быстрее.

Я надеюсь, что мой рассказ вызовет отклик, потому что так работает доверие и принятие. Так происходит, когда идёшь туда, куда ведут интересы ребенка.

И этот мальчик не единственный.

Делитесь этим моим рассказом, чтобы и другие родители смогли привести своих детей ко мне на терапию! Буду очень благодарна!

Гонг.

А вот и мой гонг! Пока первые наблюдения есть. Дети с гипочувствительностью слуховой сферы становятся спокойнее, а также у них улучшается концентрация внимания и контакт. Буду продолжать наблюдения. Другие видео здесь.

Как заинтересовать ребёнка с аутизмом и вовлечь в общение? Как побудить его играть и петь вместе? История одного мальчика 8 лет.

Очень часто бывает, что дети с аутизмом, сами поют, но никогда не поют вместе с кем-то. И эта "самостоятельность" проявляется во всех сферах жизни. Они словно отделены от мира. Бывает даже так, что навыки развиваются, а общение с людьми так и остаётся на месте. Получается такая картина, что ребёнок много всего знает, цитирует мультики, книги, поёт. Но он никого не пускает в этот мир и не идёт в наш. Совместное музицирование - один из способов объединения миров. Иногда мы с ребёнком проходим долгий путь к тому, чтобы начать играть вместе, чтобы он начал воспринимать меня, слышать. Для этого я очень внимательна ко всему, что происходит с ним, ко всем его сигналам. И постепенно мягко присоединяюсь к его миру. Невидимая связь, которая образуется между музицирующими вместе людьми, существует и в общении. Но музыка усиливает эту связь, делает её более ощутимой. Это связано не только с общением, но и с тем что в процессе игры на музыкальном инструменте или пении активируется сразу множество зон мозга. Если мы играем вместе, то выделяется гормон окситоцин, отвечающий за социальные связи и доверие между людьми. Именно поэтому с древности у разных народов было принято собираться и танцевать и петь вместе, чтобы чувствовать себя единой семьёй, единым племенем. У детей с аутизмом дефицит в этой сфере и совместное музицирование и пение может им помочь развить её.

Могу привести пример из практики. Один мальчик, который любит петь сам по себе, почти не говорит и очень любит делить слова на слоги, хлопая в ладоши, и записывать их, совсем не хотел петь вместе со мной, кроме того он не принимал музыку от меня, не хотел, чтобы я пела и играла. Я подумала о том, как же связать его интересы с музыкой и побудить его петь вместе со мной? Я понаблюдала за ним и решила не проговаривать, а пропевать слова вместе с ним по слогам, потому что ему это очень нравится. Он принял эту игру. Я находила слова, которые ему интересны и пропевала вместе с ним, хлопая в ладоши. Попутно показывала музыкальные инструменты и их звучание и тоже пропевала их названия, аккомпанируя себе на них. Стали получаться короткие песенки из одного-двух слов, все это записывалось на бумагу, и появился диалог. То есть на протяжении почти часа мы непрерывно общались. Я увидела, что эта игра в пропевание слогов ему очень понравилась и побудила к тому, чтобы быть вместе со мной в одном мире, в одном ритме.

С каждым ребёнком получается такая маленькая история про отношения через музыку. И к каждому ищешь ключик. Что интересно, чаще всего стереотипные повторяющиеся действия, которые так интересны ребёнку и от которых так устают близкие, становятся этим ключиком. И я превращаю эти интересы в музыкальное общение, которое служит тому, чтобы быть вместе, объединить миры.


И в 30 лет можно начать общаться! История одного молодого человека с аутизмом.

Она о том, что и после 18 особому человеку можно активно развиваться. (Информацию о нем и фотографию публикую с разрешения его отца) "Валя пришёл ко мне на занятия год назад. Он почти не говорил, эхолалил, не отвечал на вопросы. Мы начали петь. Выяснилось, что он знает достаточно большой репертуар и прекрасно помнит тексты песен. Мои попытки поговорить ни о содержании песен, ни о его жизни не увенчались успехом. Но с Валей заниматься огромное удовольствие. Он всегда приходит радостный, включается легко, выполняет задания, которые ему по силам, усваивает новый материал. Что важно - открыт новому. Одним словом, дело пошло. С невербальным общением все было прекрасно. А вот диалог мы построить никак не могли. И мне как-то пришла в голову идея сочинить песню про Валю. В этот момент произошло чудо. Я запела: "Валя любит кушать..." И он ответил: "Суп". Потом "кашу гречневую". Наш диалог из занятия в занятие развивался, в песню добавлялись все новые и новые элементы. Слова "Валя любит" я заменила на "Я люблю" или "Я хочу". Процесс сочинения песни у нас до сих пор не закончился. Кроме того, Валя в нашем общении все чаще вместо эхолалий говорит такие фразы: "Я хочу играть на гитаре".



Легко ли быть мамой? Как сделать так, чтобы не приходилось заставлять детей, а чтобы они действовали добровольно, по собственной инициативе?

Я работаю не только с детьми с аутизмом и их родителями, но и сама тоже мама двоих детей. И так случилось, что мой сын имеет особенности развития, моя дочка сейчас тоже из-за состояния здоровья. Применяю ли с ними я те же стратегии, как в своей работе? Постоянно! Кроме того, моя работа с детьми очень сильно помогает мне в жизни и в общении с моими детьми, а они уже вступили в тот самый подростковый возраст, и иногда оказывается трудно, очень трудно отрегулировать многие ситуации. Чем мне нравятся стратегии DIRFloortime, так как это как раз тем, что они универсальны, как для работы, так и для повседневного общения. Как сделать так, чтобы не приходилось заставлять детей, а чтобы они действовали добровольно, по собственной инициативе? Первая стратегия, конечно, это следование за интересами ребенка. Если мне нужно о чем-то поговорить, спросить, попросить, прежде всего я интересуюсь тем, что делает ребёнок, чем он увлечен в данный момент, как себя чувствует. А только потом плавно переходим к обсуждению и согласованию планов наших действий, кто и что делает по дому, что планируется на этой неделе. Постепенно это входит в привычку.

Например, у меня на балконе хранится много всяких вещей, но разобрать это - целая история. Детям тем более неинтересно этим заниматься. Но речь зашла о том, что есть мечта о велосипеде. Вот и встал вопрос его хранения, а значит освобождения места для него в коридоре и на балконе. Запланировали покупку. Но что же делать? Ставить некуда! Мой сын пошёл на балкон, все оттуда выгреб, вычистил, по ходу присоединились мы с дочкой, освободили коридор, разобрали вещи, из которых она выросла, попутно обсудили экологические проблемы и вопросы переработки мусора. Очень продуктивный оказался день! Так благодаря стратегиям DIRFloortime (на самом деле, стратегии здорового общения) я меняю жизнь семьи к лучшему. Конечно, с трудностями сталкиваюсь постоянно, и я тоже неидеальная мама. И дети все время растут и меняются, и каждый раз я стремлюсь видеть их и принимать такими, какие они есть сейчас, а не воображаемый образ в будущем. Стараюсь видеть их актуальные интересы и задачи развития.

При чем здесь музыкальная терапия? А при том, что в основе моей работы лежит концепция DIRFloortime, направленная на улучшение жизни ребёнка во всех сферах, чтобы он вырос мыслящим, чувствующим, творческим человеком. И если Вам интересно и хотите применить эти стратегии, то почитайте книгу Стенли Гринспена "На ты с аутизмом", которая на самом деле касается не только аутизма, а развития человека в целом.


Почему занятие музыкальной терапией в паре иногда даёт больший эффект, чем индивидуальное занятие или занятие в большой группе?

Игра в небольшом ансамбле - одна из форм музицирования, сложившаяся ещё с древних времен. Отличие от большого оркестра состоит в том, что мы лучше слышим голос каждого исполнителя. Также музыкальное общение в ансамбле отличается от общения словами тем, что мы можем играть одновременно, при этом слыша друг друга. Но это не только слышание, но и чувство локтя, чувствование другого человека. Любой музыкант может поделиться этим ощущением. Когда играешь с опытным музыкантом, то иногда кажется, что мы понимаем друг друга с полувздоха, а если ещё точнее подобрать слова: мы полностью оказываемся в одном потоке, в одном ритме. Все это нарабатывается практикой.

Даже если не ставить специальных коррекционных задач, то постепенно чувство единения, синхронности во время игры возникает при музицировании с любыми людьми, в том числе с детьми с аутизмом. Они начинают подстраиваться друг под друга ритмически, голосом, создавая общее поле музыкального общения. Быть в ладу с кем-то - это также умение быть в ладу с собой. Это сложные задачи и даются они нелегко. В музыкальной терапии много специальных методов для развития чувства ритма, умение синхронизировать свои действия и действия другого человека, для развития самоконтроля.

Мои наблюдения показывают, что когда после ряда мини-групп, ребёнок приходит на индивидуальное занятие, то он показывает значительный прогресс в разных направлениях. Но особенно я могу отметить, что улучшения происходят в сфере взаимодействия. Многие дети лучше начинают понимать задания, лучше включаются в импровизацию, дольше держат внимание, более отзывчивы на общение. Мне хотелось бы глубже исследовать этот эффект.

Еще интересно было бы взглянуть с точки зрения развития сенсорной сферы. Ведь слух даёт нам чувство опоры в пространстве, является источником информации о происходящем вокруг. И выравнивания эту сферу, мы помогаем ребенку лучше чувствовать себя в мире и мир вокруг себя. А ощущение звукого пространства в процессе музыкальной терапии не сравнить ни с какими даже очень качественными динамиками. Есть инструмент, есть человек, который играет на нем, есть звук громкий или тихий, который доносится до ушей. Звуковая и зрительная информация соотносятся между собой. А если человек движется, играя в общем ритме, то звук перемещается в пространстве, оказываясь то ближе, то дальше. Соответственно развивается ещё зрительно-пространственное восприятие, где звук создаёт точку опоры (у младенца это реакция, когда он перемещает голову в ответ на источник звука - та сфера, которая часто страдает у детей с аутизмом, даже у высокофункциональных).

Чтобы почувствовать, как работает слух, попробуйте сделать упражнение: нужно закрыть глаза и не прикасаясь руками к предметам, а опираясь только на слух, попробовать двигаться в пространстве. Хороша игра в Жмурки, когда кто-то рядом передвигается с колокольчиком. Обратите внимание, как внутри возникает зрительная картина перемещения источника звука. Таким образом можно понять, как связано слуховое и зрительно-пространственное восприятие. Поэтому когда два ребёнка занимаются вместе, перемещаются в пространстве в общем ритме под музыку, играя на музыкальном инструменте или подпевая, это способствует развитию и укреплению самых базовых ощущений для того, чтобы воспринимать друг друга, а впоследствии развивать и углублять эмпатию. И соответственно, если этот базовый уровень уже присутствует, мы на каждом этапе укрепляем и развиваем общение дальше.

Есть ли у Вас какие-нибудь наблюдения, связанные с вышенаписанным?

Если Вас заинтересовала эта статья, то я приглашаю Ваших детей на занятия музыкальной терапией в парах. Это будет актуально для всех деток, у которых есть трудности с включением в детский коллектив.

Как музыка влияет на включенность детей с аутизмом в занятия, на их вовлеченность и внимание, и что очень важно - на процессы саморегуляции?

Занятие музыкальной терапией можно назвать самым настоящим тренингом по саморегуляции и вниманию. Это связано с тем, что в музыке заложены процессы, которые очень сильно воздействуют на нервную систему, на процессы возбуждения и торможения в организме. Таким образом, на музыкально-терапевтических сессиях осуществляется самый настоящий тренинг по саморегуляции, поддержанию необходимого для включенности ребёнка оптимального уровня активности. По мере продвижения в терапии мы переходим от внешней регуляции со стороны музыкального терапевта к способности ребёнка регулировать свое состояние самостоятельно через музицирование и игру на разных инструментах, к умению управлять процессами в себе, быть внимательным.

Что влияет на саморегуляцию? Темп. Громкость. Высота звучания. Также тембр и ритм. Иногда все занятие состоит из волн ускорения и замедления темпа со сменой громкости, инструментов, высоких и низких звуков. Ребёнок учится переключаться с одного состояния на другое или долго удерживать внимание и определённый уровень активности. Этим музыкальная терапия разительно отличается от обучения. Здесь ребёнок оказывается вовлечен в музыкальную игру. Он уже сам выбирает музыкальный инструмент, сам управляет громкостью, темпом, интенсивностью звучания. Конечно, освоение умения поддерживать темп, регулировать громкость входит в учебные процессы, и способность управлять этими процессами формируется долгие годы на протяжении обучения музыканта, а точнее всей его жизни. Но в музыкальной терапии мы фокусируемся на этом сразу и целенаправленно, чтобы помочь ребёнку лучше регулировать себя в жизни, быть более включенным и внимательным, стать более сосредоточенным, способным к обучению и научиться переключению внимания с одного на другое.

Если музыка находится в сфере интересов ребёнка, то она очень сильно воздействует и мотивирует. Если ребенок любит двигаться под музыку или петь, или любит стучать, то это ценнейший ресурс для его развития. Даже вокализации являются частью процесса саморегуляции и их можно сделать более управляемыми, социально приемлемыми и превратить в часть музыкального процесса и общения.

Также музыкальная терапия помогает отрегулировать слуховую сферу в тех случаях, когда слуховые возможности ограничены или слуховая сфера гиперчувствительна. Например, ребенок плохо слышит низкие звуки или чересчур возбуждается от высоких. Живой наполненный звук музыкальных инструментов, специально выбранных для воздействия, способствует улучшениям. Чтобы быть музыкальным терапевтом, нужно уметь распознавать сигналы наступающего дискомфорта ребёнка и уметь с этим справляться, нужно знать законы акустики, воздействия звуков и музыки на организм, уметь пользоваться этим.

И все выше написанное - только маленькая часть возможностей музыкальной терапии.

Послушайте, например, балет "Щелкунчик" или "Лебединое озеро". Как там меняется от номера к номеру темп, ритм? Как высокие пронзительные звуки сменяет звучание низких инструментов? Есть ли нарастания звучности, резкие контрасты? Весь наш организм, как волны на море, оказывается вовлечен в музыкальную игру. Ощутив это, можно понять, как музыка влияет на наши процессы саморегуляции.

Я кратко рассмотрела лишь маленький аспект музыкальной терапии. И иногда кажется, что творческие ресурсы музыки неисчерпаемы. Чём дальше идёшь, тем больше возможностей видишь. И каждый ребёнок, который приходит ко мне, приносит с собой все новые и новые возможности, новые идеи. Индивидуальность получает свое отражение в совместном музицировании.

Щелкунчик

Возможно ли соединение музыкальной терапии, увлекательной сюжетной игры и следование интересам ребёнка?

Это задача, которая встала передо мной в результате работы с детьми с аутизмом в концепции DIRFloortime.

Мой выбор остаётся за музыкальным взаимодействием. Но уделение внимания интересам ребёнка, к пониманию его внутреннего мира, эмоциональных потребностей привело меня к тому, что мы с детьми, которым уже доступна игра по ролям, желание создавать свой сюжет, исследовать свои и чужие эмоции, начинаем создавать совсем новый формат музыкального взаимодействия. Это похоже на сочинение импровизированной музыкальной сказки или мюзикла, либо на создание микросюжетов с одним или двумя персонажами. Музыка сама по себе затормаживает развитие действия, помогает удержаться в рамках одного небольшого сюжета, как можно дольше, что актуально для детей, имеющих трудности с концентрацией внимания. Например, самая простая песенка про кашку-малашку может сопровождать кормление игрушки. Пока растягивается сюжет, в него вносится вариативность. Или в момент грусти персонажа может зазвучать музыка, отражающая его эмоциональное состояние. "Мне так грустно, что хочется спеть эту песню". Это очень важно для детей с аутизмом, потому что понимание своих эмоций и эмоций других людей - очень важная для них задача. И часто такие грустные, весёлые, злые песни вызывают очень живой интерес. Песня может быть реакцией на действия ребёнка.

Но кроме того, есть ещё формат живого эмоционального комментирования происходящего. Слова, которые пропеты, лучше воспринимаются детьми с аутизмом в силу их особенностей. Кроме того, насыщенное эмоциональное содержание. Музыка может ярко отразить падение предмета, разрушения, приводя ребёнка в полный восторг. Музыка может динамично отражать состояние самого ребёнка и его персонажа, сенсорно и эмоционально насыщая его, обозначая разные состояния.

В каких-то ситуациях я являюсь персонажем наравне с ребёнком. Например, заяц и волк, которые то дружат - вместе поют (при этом выделяется гормон окситоцин, отвечающий за установление доверия и социальные связи), то ссорятся.

Еще одна форма музицирования - это звуковые эффекты, оживляющие пространство. Например, шум дождя, гром и другие. Также всякие шумы от падения предметов, звуки сигнализаций машин полиции, скорой помощи, звуки насекомых, птиц. Пугающие шумы. Это когда мой персонаж пугается громкого звука и пытается спрятаться. Очень важно для детей, имеющих слуховую гиперчувствительность, ощутить свой контроль над звуками. И не только.

Мои размышления о занятиях с Андреем 13 лет.

Наша импровизация с Андреем навела меня на размышления, что же такое музыкальная терапия, что за ней стоит и что же такое я на самом деле делаю? Что мне, как музыкальному терапевту важно самой? Есть для детей с аутизмом ABA терапия, которая эффективна и учит необходимым навыкам, есть дефектологи, логопеды, коррекционные педагоги, нейропсихологи, психологи и т.д. Я даже соревноваться с ними не могу, хотя и происходят у нас на занятиях чудеса, когда у детей появляется речь, развивается моторика, улучшаются коммуникативные навыки и т.д. Что же есть в музыкальной терапии такое, что не может дать коррекционная педагогика и обучение навыкам? На самом деле - сама музыка, ее духовная составляющая. Музыка, как язык эмоций. Музыка - как язык эмоционального общения между людьми. И музыка каким-то непостижимым образом стимулирует развитие. А если посмотреть еще глубже? На духовную составляющую, которая присутствует в музыке и является ее главной и неотъемлемой частью. Музыкальная терапия - это еще развитие духовного и эмоционального мира. Мы часто за развитием навыков забываем об этом. А это очень важная часть жизни. И даже если мы не достигаем каких-то высот в освоении навыков, то с нами остается что-то совершенно другое, может быть, даже более важное. И наше музыкальное общение становится частью истории ребенка или уже взрослого человека с аутизмом.

Такое высказывание я нашла у митрополита Антония Сурожского:

"Мы должны научиться слушать по-иному. За словами есть звук голоса, за звуком голоса есть целая человеческая судьба".

Я не знаю, как это происходит, какие нейроны формируются, но музыка вызывает прилив энергии, огонь в глазах, желание что-то делать, у тех, кто раньше не хотел, желание общаться - у тех, кто был замкнут. Мы с детьми часто после занятия бываем измочаленными, но эта усталость возникла оттого, что было желание что-то активно делать и общаться.

Поэтому у меня много вопросов к себе прежде всего. Вечная охота за тайной на непростом пути.

Видео доступно по ссылке.